вторник, 15 июля 2014 г.

По исчезнувшим селениям

Дорога, по которой мы ехали
       Как известно, Волчанск вырос из посёлка.  Кроме него, в округе было ещё много деревень, расположенных в основном по берегам местных речушек. Когда-то жизнь в них была очень оживлённой, об этом рассказывают многие волчанские старожилы. Сотрудники музея и любители-краеведы проехали по некоторым из этих поселений с целью увидеть своими глазами то, что от них осталось.
Пейзаж с видом на сопку.
Крест стоит
на месте последнего дома.
     Первым пунктом нашего путешествия была Григорьевка, расположенная в виду знаменитой  Григорьевской сопки, куда многие горожане ездят по грибы-ягоды. Мало кто знает, но эта сопка, или гора Сосновая, является геологическим, геоморфологическим и ботаническим памятником природы. На её живописном фоне и располагалась деревня, существовавшая уже во второй половине 19 века: начиная с 20-х годов 19 века по всей территории Богословского горного округа шли поиски золотосодержащих песков, в  том числе  и в поймах реки Большая Волчанка и её притоков; в этот период – с 1827 по 1870 гг. возникли многие будущие посёлки нашей местности, в том числе и Григорьевка.
     Григорьевка - родина единственного нашего Героя Советского Союза - Гайнутдинова Махматина Галентиновича., где прошли его детство и юность. Он совершил свой подвиг при форсировании Днепра в 1943 г.
      Мы нашли единственную сохранившуюся могилу на кладбище, с довольно крепкой оградкой и крестом, но котором остались следы надписи, - наверное, с именем упокоившегося здесь человека... А вокруг молодые ёлочки да сосенки со светло-зелёной хвоей, а ещё - много кустов жимолости.
     Далее наш шофёр-экстремал повёз нас до Макарьевки, и самым нашим большим желанием на этом отрезке пути было - "лишь бы дверца не отвалилась!" Впрочем, это желание не покидало нас и на других этапах путешествия, оно же придавало и остроту ощущениям и вызывало взрывы веселья на ямах и ухабах!
Последний дом в Макарьевке
          Очень хорошие воспоминания о Макарьевке и жизни в ней, вошедшие в книгу "Белые ночи Волчанска", написала И.И.Гаврилова (Шведова), уроженка этого посёлка. Деревня  располагалась на двух берегах одноимённой речки,  которая "весной выходила из берегов и сносила все мосты и мостики". И тогда люди не могли попасть с одного берега на другой, то есть ни в школу ни в магазин, ни в пекарню. "Когда вода спадала, строили ходарики, временные мостики для людей, с перильцами. А потом всей деревней возводили большой мост, чтобы машины могли проехать". Жили в Макарьевке в основном "золотари", старатели-золотоискатели. 
    На всю округу славилась макарьевская пекарня: хлеб, испечённый на той пекарне, до сих пор вспоминают бывшие жители этих мест. За ним приезжали даже из города. Была здесь в конце 19-начале 20-го вв. и часовня во имя благоверного князя Александра Невского.
      На месте деревни мы увидели останки последнего дома, принадлежавшего когда-то семье Никоновых, как пояснил нам наш гид в лице нашего шофёра. На остатках ограды - проржавевшее ведро, корзина...
        А вот на кладбище довольно много могил с хорошо сохранившимися фотографиями и табличками с именами. 
Через макарьевское кладбище прошла высоковольтная ЛЭП. Часть могил попала прямо "под каток": поваленные оградки, покосившиеся и упавшие памятники...  Понятно, что кладбища тоже умирают, но всё же грустно становится при виде попранных могил. Может, не так надо как-то, не так грубо, не так наплевательски...
На месте Волчанского
Зимовья
   Далее наш маршрут лежал  на Зимовье Волчанское, самое старое поселение, возникшее в наших краях ещё во второй половине 18 века благодаря купцу Максиму Походяшину, который устроил на Петропавловском тракте места для отдыха возчиков руды и смены лошадей. Тракт соединял Петропавловский Завод (ныне г.Североуральск) и Турьинские Рудники (ныне г.Краснотурьинск). Через это поселение в 1770 г. проехал знаменитый немецкий и русский учёный-энциклопедист, естествоиспытатель и путешественник Пётр Симон Паллас (1741-1811), который написал об этом в своём "Путешествии по разным провинциям Российского Государства".
      Устроено Зимовьё было на берегу речки Большая Волчанка. Из книги "Белые ночи Волчанска": "Зимовщики обязаны были принимать возчиков и прохожих для отдыха, обогревать их, , иметь в запасе съестные припасы и фураж для лошадей, очищать летом дорогу от бурелома, а зимой проминать дорогу лошадьми... Со временем население зимовья росло. Кроме зимовщиков появились здесь и другие жители".
           В 1934 году случился большой пожар, от которого выгорели три деревни: Зимовьё, Мостовка и Верхний Стан. После этого многие стали перебираться в город и даже перевозили в разобранном виде свои дома, с тем, чтобы собрать их на новом месте. Из них некоторые до сих пор стоят на волчанских улицах.
Речка Большая Волчанка

        Сейчас здесь - пейзаж без признаков человеческой деятельности. Разве что характерные неровности почвы под травой выдают активное присутствие  здесь когда-то техники. А трава - по пояс! Множество луговых цветов, белых, розовых и всех оттенков синего и фиолетового. Большая Волчанка в этих местах выглядит настоящей речкой с высокими живописными берегами. 
    Последней нашей остановкой  было место впадения Малой Волчанки в Большую. Обе речки, как пишут словари, берут начало из болот и питаются за счёт атмосферных осадков и грунтовых вод. В месте слияния - словно большое озерцо, разлив воды с отражающимися в ней облаками, островки из травы...
     Жизнь идёт вперёд, и, наверное, закономерно, что маленькие посёлки отживают свой век. Народ жаждет благ цивилизации, и это естественно. А какая там везде красота, какой воздух!
Хочется только, чтобы не умирала память о том, что здесь было. 
На месте Волчанского
Зимовья
"Деревенька моя средь лесов затерялась,
Ни дорог, ни домов, только имя осталось.
Но никак не смирюсь -  в моих снах, и частенько,                                   
Я назад оглянусь -  оживёт деревенька.   
Вижу, как пастухи стадо с пастбища гонят.   
Слышу, как петухи  перекличку заводят. 
За рекой, за мостом  отыщу робким взглядом 
Я родительский дом,   поспешу лёгким шагом... 
На столе пироги - это мамины яства. 
Как они дороги! Отдала б все богатства!
В топке русской печи дозревают в загнетке
Деревенские щи и парёнки-конфетки.
Вечерком за столом соберёмся на ужин:
Даже  тех, кого нет, я живыми увижу.                 
Деревенька моя  средь лесов затерялась.                                             .
Ни дорог, ни домов, а вот память осталась.. ."                                                      
                                                                                                                                                                                                                                         (И.Гаврилова)

А за поездку хочется сказать огромное спасибо Виктору Гуговичу Векшину, который был и нашим гидом, и водителем.
Сотрудники музея и любители-краеведы.










1 комментарий:

  1. И, И, Гаврилова3 июля 2016 г., 16:23

    Много просмотрела материалов об исчезнувших деревнях. У вас интересно и доказательно представлен материал. И только у вас мое стих-е "Деревенька моя" подписано настоящим автором,Гаврилова И.И. и без искажения текста. Обидно, что так вольно относятся к текстам работники музеев и авторы материалов легко присваивают чужой труд, а то и пытаются переделать или использовать без авторства. Спасибо Вам!

    ОтветитьУдалить